18 апр. 2014 г.

Гром грянул, что теперь? (Страстная Пятница)

Что вы думаете, когда смотрите на крест, вспоминаете распятого на нём человека: избитого, окровавленного, оклеветанного — но не униженного? Люди бывают разные, и мы по-разному реагируем на события. Все способны на глубокие переживания, но «пронимают» нас разные вещи.

Самый простой и быстрый способ заставить человека задуматься, опомниться, пересмотреть свои ценности — через страх. Когда земля уходит из-под ног, днём становится темно, и будущее теряет радужность. Многие солдаты вокруг креста признали Божественность Иисуса именно в контексте личной опасности, им стало страшно:
Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: «Воистину Он был Сын Божий». (Матфея 27:54)
Наличие четырёх Евангелий, четырёх описаний памятных пасхальных дней, даёт нам возможность взглянуть на грани происходящего, немного меняя угол зрения. Вот один из центурионов посреди природного катаклизма неотрывно следит за своим подопечным, прислушивается к его словам, вздрагивает от болезненных судорог Христового тела. И именно глядя на Иисуса он с глубокой печалью осознаёт, что казнил Бога:
Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: «Истинно Человек Сей был Сын Божий». (Марка 15:39)
Нас не сильно пугают землетрясение и тьма двухтысячелетней давности — сегодняшние события актуальнее, ярче стоят перед глазами и несут нам больше угрозы. Поэтому мы не можем впечатлиться так, как первая группа солдат.

При этом мы можем мысленно смотреть на Иисуса, вспоминать события трагической казни, сопереживать Его страданиям, и задумываться — кто же на самом деле этот человек?

И можем прийти к тому же выводу, что Он — Сын Божий. Что страдает Он не зря. И что эта дорогая цена — расплата за мой грех.

Фото: Сюдзи Мориваки

Комментариев нет:

Отправить комментарий