1 июл. 2014 г.

Кому какое дело? (Есфирь 1)

Легче допускать ошибки, неточности, просчёты, когда они влияют только на меня. Это тогда становится «моей проблемой» — соответственно, «не вашим делом», и если я от этого страдаю — то что вам с того? Взрослый человек, хочу — и страдаю. Идите своей дорогой. Но никто из нас не изолирован полностью (даже пациенты изолятора), и наши грехи, болезни, яд и желчь больно ранят и тех, кто находятся вокруг нас. Задумываемся ли мы о более широких последствиях наших безумств?

Читая историю еврейской красавицы — восхитительной внутренне, да и внешне ослепительной девушки, Есфири, мы сначала сталкиваемся с описанием характера её будущего мужа.

Краткая характеристика человека, которого Есфири предстоит в себя влюбить (и, читая описание её характера, вряд ли она могла бы сделать это неискренне). Артаксеркс, царь Персии, для утверждения своего царства, богатства и могущества, созывает семидневный роскошный пир (накрыто во всех садах города, золотые и серебряные скамейки, прекрасная музыка, вино рекой, всё как обычно), в конце которого позвал за свой стол свою жену, Астинь. Позвал и приказал принарядиться, прихорошиться, и быть готовой покрутиться на подиуме перед важными (и уже довольно весёлыми) гостями.

Царю угодно похвастаться своей собственностью, вывести на общее обозрение, как породистую лошадь, изюминку коллекции. Никакого уважения к правам женщин!

Астинь ему отказывает.

Нам не стоит торопиться отстаивать ущемлённые права давно умерших персидских цариц — тогда было другое время, другие ожидания, другие обязательства и требования, и если кто становился царицей — то, как и груздю, ей надо было быть готовой лезть в «кузов».

Дело в другом. Разгневанный царь, уже протрезвев, просит совета у мудрых подчинённых, как следует поступить в такой ситуации (всё таки не совсем плохой человек, мог ведь и просто голову отрубить):
И сказал Мемухан пред лицем царя и князей: «Не пред царем одним виновна царица Астинь, а пред всеми князьями и пред всеми народами, которые по всем областям царя Артаксеркса; потому что поступок царицы дойдет до всех жен, и они будут пренебрегать мужьями своими и говорить: царь Артаксеркс велел привести царицу Астинь пред лице свое, а она не пошла. Теперь княгини Персидские и Мидийские, которые услышат о поступке царицы, будут то же говорить всем князьям царя; и пренебрежения и огорчения будет довольно». (Есфирь 1:16–18)
Постараемся не отвлекаться на забавное для русскоязычного уха имя советника, а вникнем в суть его оценки ситуации. По сути, он говорит, что смотреть надо шире — не только на личное оскорбление, неподчинением нанесённое придворной особой своему начальнику, де-юре и де-факто. Смотреть надо на поданный пример, на волны, расходящиеся по поверхности пруда от одного брошенного камня. Думать о тех, кто теперь по всей Персии и за её пределами давно хотел совершить подобное, и теперь найдёт веское оправдание в лице своей царицы.

Меня не сильно трогает конкретная ситуация, в которой это произошло. В силу физиологических особенностей меня редко вызывают перед кем-либо покрасоваться (и слава Богу). Но когда хочется сделать что-то «эдакое», для себя, а там хоть трава не расти — надо задумываться о последствиях.

Когда мы говорим «кому какое дело?», мы защищаемся от тех, кто станет нас осуждать. Но осуждающие — не наша забота, эти всегда найдут себе цель. Наша забота — те, кого моя глупость может довести до беды.

Фото: tanakawho

Комментариев нет:

Отправить комментарий