23 окт. 2015 г.

Из чего строится характер лидера

Бог выбрал Израиль, чтобы через евреев принести миру Спасителя и благословить все нации. Большая честь, но и нелёгкие обязательства.

Однажды, по пути в обещанную землю, Бог посмотрел на них—обычных, как мы с вами, ворчащих, ошибающихся, раздражённых, непоследовательных и во многом неверных, и сказал—знаете что, давайте Я просто пошлю вас в землю Авраама, и дам вам ангела в охрану. Дойдёте без приключений, Я разгоню мелкие народы, которые захватили вашу страну за четыре столетия отсутствия.

Но Я с вами не пойду.

Вы станете обычным народом, как все остальные, без этой обременительной избранности, без Моего постоянного присутствия, которое, скажем честно, делает вашу жизнь сложнее. Будут у вас тапки-тахта-телевизор, без риска быть уничтоженными Господом за упрямство. Что скажете?

Народ в шоке. Нам-то эта ситуация привычна, мы легко забываем о Боге по много раз за день, но израильтянам какая-то глубинная мудрость подсказала—нельзя соглашаться на жизнь без Господа. Ни в коем случае.

В этот страшный кризис они кинулись исполнять всё, что Бог заповедал, и больше:
Моисей поставил шатер за лагерем, поодаль, и называл его «шатер собрания». Всякий, кто хотел спросить Господа, шел к шатру собрания за лагерь. 
Всякий раз, когда Моисей шел туда, народ поднимался, и, стоя у входа в свои шатры, смотрел на Моисея, пока тот не входил в шатёр. Когда Моисей входил, облачный столб опускался и стоял у входа, пока Господь говорил с Моисеем. Когда народ видел у входа в шатёр облачный столб, они вставали и кланялись у входа в свои шатры. 
Господь говорил с Моисеем лицом к лицу, как человек говорит со своим другом… (Исход 33:7–11а)
Это была бы религиозность, если бы эти постройки культовых зданий, хождения к шатру, долгие молитвы и поклоны бились по привычке, как часть культуры, «у нас так принято» и «так делали наши отцы».

Но отцы ничего похожего не делали, культура эта только начала формироваться, и идей о постройках, молитвах и поклонах раньше у народа в целом не наблюдалось. Можно понять, что народ был потрясён, напуган, и всем своим видом, внешне и внутренне, хотел сказать Господу—Ты. Нам. Нужен.

За всем этим, как штрих, деталь, кирпичик в постройку характера будущего героя, упоминается юноша по имени Иисус. Нет, не Тот Самый, а другой человек с тем же именем, за много много лет до Рождества «Того Самого» Иисуса:
…Потом Моисей возвращался в лагерь, но его молодой помощник Иисус, сын Навин, не покидал шатра. (вторая часть стиха 11)
Что он там ел, пил, и на сколько минут отвлекался—не сказано. Но общая картина ясна: пока Моисей приходил и уходил, а народ стоял у своих шатров и набожно кланялся, Иисус настойчиво был у ног Господа.

Когда мы встречаем влиятельного человека—сила воли, успех, харизма, стальной характер и обаяние,—то интересно узнать—как так вышло? Какое у него было детство? Кто помог ему сформироваться? Что он делал такого, что выделило его из массы немножко трусливых, чуть-чуть неискренних, слегка запуганных и просто обычных «нас»?

Этот стишок позволяет понять, из чего сделана личность Иисуса, сына Навина.

Именно он потом, во время разведки Земли Обетованной, будет уговаривать всех доверять Богу, а не глазам, ушам и бурным фантазиям. После смерти Моисея он станет руководителем нового израильского поколения, и поможет еврейской молодёжи преодолеть все препятствия, которые до смерти напугали их отцов, не сумевших сбросить рабский характер. Он наставит свою семью так, что в конце жизни, уже глубоким старцем, с уверенностью скажет—и я, и дом мой, будем служить Господу.

Во время кризиса он неотступно искал Бога.

Комментариев нет:

Отправить комментарий