8 мая 2014 г.

Со всем должным уважением

Непростой для меня отрывок. Я не согласен с царём Давидом. Чтобы усвоить смысл прочитанного, мне приходится внимательно думать — чему Бог меня учит через Писание?

Дело в том, что Библия — удивительно честная книга, которая перечисляет не только все карамельно-ванильные происшествия шоколадно-цветочных периодов взаимоотношения Бога с людьми, но в Библии описаны и падения, ошибки даже героев веры.
Ной, Авраам, Иаков (особенно Иаков!), Иосиф, Моисей, Гедеон, Пётр, Павел — они были не идеальными, мы знаем об их значительных ошибках, заблуждениях, тяжёлых грехах. Может, так Бог доказывает нам, что и мы с вами можем знать Его, служить Ему, получить в Нём смысл, радость, надежду.

Бывает же, что Писание беспристрастно описывает какие-то события, не давая оценок, и не всегда понятно — хорошо ли это, плохо ли, и следует ли брать себе подобные поступки на заметку. По-моему, сегодняшний мой отрывок попадает именно в эту категорию.

Произошло вот что. Саул уже давно знает, что потерял право на царскую власть, и что Бог избрал ему замену — Давида. Цепляясь за иллюзорную «легитимность», Саул долго выискивает его, надеясь зацепиться за ускользающий трон убийством преемника. Мы знали, что это произойдёт.

А сам Давид уже не служит личным mp3-плеером царя, а он со своей небольшой но героической армией скрывается от Саула. Давиду выдаются несколько возможностей убить Саула в беспомощном положении (чего только стоит полукомичная встреча в пещере, по «большому» вопросу), и друзья Давида каждый раз уверены, что Бог предоставляет ему удивительный шанс уничтожить выдохшегося «папередника».

Но Давид уверен иначе — и мы не можем не восхититься твёрдостью его принципов. Все эти случаи он видит не как возможность лишить соперника жизни — а как возможность, имея силовое превосходство, убедить Саула отступиться от военного конфликта. Решить всё мирно, по воле Божьей.

Поэтому Саул умирает не от меча Давида, а в сражении с филистимлянами:
И сказал Давид отроку, рассказывавшему ему: «Как ты знаешь, что Саул и сын его Ионафан умерли?» 
И сказал отрок, рассказывавший ему: «Я случайно пришел на гору Гелвуйскую, и вот, Саул пал на свое копье, колесницы же и всадники настигали его. Тогда он оглянулся назад и, увидев меня, позвал меня. И я сказал: вот я. Он сказал мне: кто ты? И я сказал ему: я — Амаликитянин. Тогда он сказал мне: подойди ко мне и убей меня, ибо тоска смертная объяла меня, душа моя все еще во мне. И я подошел к нему и убил его, ибо знал, что он не будет жив после своего падения; и взял я венец, бывший на голове его, и запястье, бывшее на руке его, и принес их к господину моему сюда».  
Тогда схватил Давид одежды свои и разодрал их, также и все люди, бывшие с ним. (2 Царств 1:5–11)
Вроде бы и победа, но это печальный конец великого человека, и Давид, уважая Саула и искренне любя его сына, Ионафана, не может сдержать горьких слёз. Но это не всё:
Тогда Давид сказал ему: «Как не побоялся ты поднять руку, чтобы убить помазанника Господня?» И призвал Давид одного из отроков и сказал ему: подойди, убей его. И тот убил его, и он умер. И сказал к нему Давид: «Кровь твоя на голове твоей, ибо твои уста свидетельствовали на тебя, когда ты говорил: я убил помазанника Господня». (2 Царств 1:14–16)
Что скажете? Я себе представляю удивление на лице бедного амаликитянина — ведь хотел как лучше…

Вот здесь надо осторожно и внимательно анализировать текст, как раз тот случай. Не всё, что описывает Библия, является прямым указанием к действию (хотя так есть риск и «объяснить» невыполнение чего-то, что важно). Бог нам в помощь видеть в Писании то, что нам действительно следует применять к своей жизни. Ведь парень никак не заслужил смерти за то, что облегчил страдания нанизанного на копьё Саула, конвульсирующего и харкающего последними каплями царственной крови. 

Но что безусловно следует взять на вооружение для себя — так это явное, строгое, безоговорочное уважение к старшему — по возрасту и по званию, уважение к чину, уважение к человеку. Давид в своём безутешном горе перегибает палку, да. Хорошего в этом мало. Но и в этом снова, пусть и преувеличенно, гротескно, проявляется твёрдая позиция покорности и смирения.

Если нам кажется, что у нас жизнь непросто складывается, сложно отличить чёрное от белого, то у Давида мы видим тоже крайне непростую ситуацию. И мы, как и он, можем допускать ошибки, некоторые с очень тяжёлыми последствиями. Но и в этом лучше, честнее, правильнее, если мы держимся принципов и идеалов, которым нас учит Господь. Прежде всего — любим Бога, и любим людей. Наш путь не будет идеальным, но станет от этого прямее.


Комментариев нет:

Отправить комментарий