15 июл. 2014 г.

Как копание ямы для ближнего может стать невыгодным делом (Есфирь 7)

Мардохей спасён. Есфирь ждёт царя и его десницу, Амана, на второй пир подряд. Царя Артаксеркса, который отдал Аману всю власть в стране. Амана, который этим утром лично наблюдал за постройкой виселицы для Мардохея, который разослал во все концы захваченных Персией земель указы убить евреев (за печатью самого царя!), и который ещё вчера вечером хвалился своим собутыльникам, что его, именно его и только его позвали на закрытую вечеринку к царю и царице. Вы слышали выражение «развернуть столы»?

Нет, речь не о том случае, когда Иисус перевернул столы менял, набивающих карманы на территории храма. Представьте себе, что люди сидят за столом, и играют в какую-то игру… чтобы быть корректным, возьмём шахматы. Белые ходят, е-два-е-четыре, обмены, гамбиты, рокировки — и вот уже начинают снисходительно улыбаться, видя свой последний ход — шах, и он же — мат.

Но тут чья-то сильная рука разворачивает доску на 180°.

Набравшаяся смелости, мудрости и — главное! — терпения Есфирь озвучивает свою просьбу к царю. Её народ планируют уничтожить.
И отвечал царь Артаксеркс и сказал царице Есфири: «Кто это такой, и где тот, который отважился в сердце своем сделать так?» И сказала Есфирь: «Враг и неприятель — этот злобный Аман!» И Аман затрепетал пред царем и царицею. И царь встал во гневе своем с пира и пошел в сад при дворце; Аман же остался умолять о жизни своей царицу Есфирь, ибо видел, что определена ему злая участь от царя. (Есфирь 7:5–7)
Думаю, можно было услышать шумный глоток Амана, когда Есфирь указала на него. Заметная рябь пошла по поверхности бокала в его окольцованной золотом пухлой руке.

Шах.
Когда царь возвратился из сада при дворце в дом пира, Аман был припавшим к ложу, на котором находилась Есфирь. И сказал царь: «Даже и насиловать царицу хочет в доме у меня!» Слово вышло из уст царя, — и накрыли лице Аману. (Есфирь 7:8)
Подлый и мелочный дух во всём видит рычаги влияния, в каждом человеке или видит выгоду — или не видит этого человека вообще. Разум Амана наспех обновляет свою картину мира, Есфирь, день назад боявшаяся войти к царю без приглашения, в его глазах становится вершительницей его судьбы, и, заикаясь и харкая недожёванной восточной сладостью, он шумно умоляет, обещает, молит, плачет, пресмыкается… за каким занятием его и застаёт вдохнувший свежего воздуха царь.

Мы не знаем, что он решил, выйдя в сад. Это и не важно. Провинившийся Аман ещё и тянет руки к величайшей царской драгоценности.

Мат.

Короткой команды Артаксеркса хватает для стоящих рядом (раньше как-будто и не существующих — профи!) евнухов личной охраны, которые тут же накидывают на голову ещё вопящего, но уже по сути мёртвого чиновника. Как же удобно, что именно этим утром он построил виселицу!

Да, мы живём в падшем мире. Люди в нём склонны ко лжи, ненависти, гордости; способны ради своего (сомнительного) счастья воровать, вредить и убивать. Но над всем этим стоит бесконечно справедливый Бог, который воздаст, и каждой занесенной с палкой руке в Своё время покажет, что у этой палки больше одного конца.

Я не хочу радоваться гибели Амана, это несчастная жизнь и страшный конец. Но я хочу уметь удерживаться от применения подобных методов ради достижения каких угодно — даже самых благостных целей. Ведь дальше мы прочитаем, что кто с мечом придёт — тот от меча и погибнет. Книга о приключениях Есфири ещё не окончена!

Фото: Адам Бидслев

Комментариев нет:

Отправить комментарий