24 июн. 2014 г.

День отца — Молчание Соломона

Соломон у нас ассоциируется с мудростью. «Воистину соломоново решение,» — говорим мы (хорошо, что мамочки тогда вовремя сориентировались, а то пришлось бы таки рубить ребёнка). Но при всей своей мудрости, у него была сильнейшая слабость. То, чему он не смог научиться у своего папы, Давида.

В чём был его промах? В том, что он не умел признавать свои ошибки. Страшный недуг, кстати, способный завести человека далеко — в опасном направлении.

Посмотрим на Давида, отца Соломона (и, по совместительству, царя Израиля). Он не был идеальным. Помните, как он соблазнил чужую жену, Вирсавию? А когда она почувствовала внутри себя новую жизнь — долго уговаривал её мужа, Урию, своего вернейшего подданного, (подмигивая) «побыть» с ней в военное время? И, когда Урия оказался значительно праведнее своего царя, Давид убил его? А потом взял к себе овдовевшую молодую красавицу, и представил это как великодушие сердобольного правителя, так что вся страна аплодировала стоя? Помните? Вся эта история чудовищна, такое сложно забыть.

А вот Давид не сразу понял, что натворил. Потребовались месяцы, и, уже после рождения ребёнка, потребовался Божий пророк, Нафан, который, зайдя издалека, рассказал царю слезоточивую историю про бедняка и его единственную овечку, которую у него отобрал богач.
Сильно разгневался Давид на этого человека и сказал Нафану: «Жив Господь! Достоин смерти человек, сделавший это; и за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания». И сказал Нафан Давиду: «Ты — тот человек…» (2 Царств 12:5–7а)
Праведный гнев Давида обрывается на полуслове, когда Нафан ему прямо и просто говорит — а ведь это ты. И дальше объясняет, как Бог поступит с Давидом, его царством, и его наследниками. Я себе представляю, как Давид, за секунду до этого красный от гнева, стоит во время дальнейшей спокойной речи Нафана молча, белее мела, в холодном поту. Его острый разум с ужасом собирает по фрагментам, шаг за шагом, страшную картину его преступления — перед Урией, перед своей страной, перед Богом.

И вот его слова, когда он наконец смог их подобрать:
И сказал Давид Нафану: «Согрешил я пред Господом». И сказал Нафан Давиду: «И Господь снял с тебя грех твой; ты не умрешь.» (2 Царств 12:13)
Согрешил я перед Господом. Раскаяние. Больное но ценное осознание, которое позволяет Богу ответить — Я снял с тебя грех твой.

А теперь посмотрим на его сына, Соломона. Он очень хорошо шёл по стопам своего отца, учился чтить и любить Бога, искал, как бы максимально хорошо исполнять доверенные ему обязанности (когда Бог спросил, чего он хочет — он выбрал не богатство, здоровье и смерть врагам, — хотя наверняка искушение было велико, — а попросил мудрости, чтобы быть хорошим руководителем своей страны, и Господу такое состояние сердца очень понравилось!). Бог являлся ему дважды, и оба раза давал удивительные обещания, говоря — если ты будешь со Мной, то Я благословлю тебя.

Но именно это Соломон и не смог сделать. Из политических (и эстетических?) соображений набрал себе сотни жён, каждая из которых потихоньку втягивала его в свою культуру, соблюдение своих обрядов, не имеющих никакого отношения к Единому Живому Богу:
И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. …И разгневался Господь на Соломона за то, что он уклонил сердце свое от Господа Бога Израилева, Который два раза являлся ему. (3 Царств 11:6, 9)
Это проблема, и большая проблема, но это не конец. Ведь — помните? — его отец, Давид, был совсем не идеальным человеком. Но, когда Бог показал Давиду, что он делает, царю хватило смирения бухнуться на колени и признать свою ошибку.

А когда Бог обращается к Соломону, и укоряет за его грех, что отвечает Соломон? Вы помните?…

Я тоже не помню. Библия просто не говорит. Может, он пожал плечами. Возможно, он стал глубоко озабочен. Вероятно, впал во временную депрессию и сильно волновался о том, что же будет дальше. Но не пришёл к Богу со своей виной, как это сделал его отец. В результате Бог называет Давида человеком, который ходил прямыми путями, а о Соломоне мы знаем, что никакая мудрость, талант, богатство и религиозность не заменят способности признавать собственные ошибки перед нашим творцом.

Итак: режиссёром нашей жизни является Бог. Главное, чему мы можем научить детей — это прислушиваться именно к Нему (то есть — не всегда к нам). Более того, часто сами дети могут нас научить ценному, если мы сможем быть достаточно чуткими. И, как мы прочитали сегодня, очень важна способность видеть свою неправоту и решительно исправлять свою жизнь.

Будь мы хоть семи пядей во лбу, будь мы хоть сверх-закалённым и супер-опытным верующим, да будь мы хоть царём какой-нибудь страны — если не научиться становиться перед Богом на колени, наша жизнь пойдёт под откос.


Комментариев нет:

Отправить комментарий